Ян Ерещенко — многократный чемпион и обладатель Кубка Украины. В составе национальной сборной занял седьмое место на чемпионате Европы — 2019.

Последние сезоны в составе «Енисея» играло много волейболистов с громкими именами. Дмитрий Ильиных, Алексей Спиридонов, легионеры из Франции – все они на бумаге выглядели грозно, но на площадке были лишь тенью себя прежних. Когда красноярцы приобрели в межсезонье Яна Ерещенко, совершенно не думалось, что это игрок высочайшего уровня. Однако уже первые матчи всё поменяли. Ерещенко выглядел блестяще. Было совершенно непонятно, как он вообще оказался в «Енисее». Партнёры Яну соответствовали, в результате красноярцы взобрались на неожиданно высокое седьмое место в турнирной таблице и уже гарантировали себе место в плей-офф, даже несмотря на неожиданное поражение в последнем матче. Именно с поединка с «Газпромом-Югрой» мы и начали разговор с Ерещенко – одним из лучших волейболистов, когда-либо игравших за «Енисей».

- Матч с «Газпромом-Югрой» сложился неудачно, хотя казалось, что «Енисей» стопроцентный фаворит. Что не получилось? Сказалась ли недооценка соперника?

- Никакой недооценки не было. Мы готовились. Победа была очень важна, чтобы закрепиться в семёрке. Может быть, излишнее давление закрепостило. Сыграла плохо вся команда, кроме Данилы Гаврилова. Он вышел и своими эйсами спас одну партию, но развить этот успех мы не смогли. Команда не всегда может показать свой максимальный уровень, да и соперник был очень хорош. Гости выглядели здорово, а мы – процентов на тридцать от собственных возможностей.

- Это игра худшая для «Енисея» в сезоне?

- Да. Если ты показал всё, что мог, и уступил более сильному оппоненту – это одно, а вот проигрывать так совершенно недопустимо.

- Вы сейчас на седьмом месте. Если в оставшихся матчах наберёте хотя бы одно очко, «Белогорье» вас не догонит. В плей-офф могут попасться «Факел» из Нового Уренгоя или питерский «Зенит». С кем бы лично Вам хотелось сыграть?

- Выбирать более слабого соперника из этих команд бессмысленно. В первой шестёрке таковых просто нет. Лично мне больше хочется сыграть с «Зенитом». Во-первых, до Санкт-Петербурга есть прямой рейс. Во-вторых, там лучше зал, жильё и питание. Да и сам город всё-таки приятнее Нового Уренгоя.

- Разнится ли текущее положение «Енисея» с вашими ожиданиями перед сезоном.

- Перед сезоном я понимал, куда еду и какие задачи будем решать. Единственное, что по-настоящему удивило, – это новый зал. Это одна из лучших волейбольных арен в России. Доволен, что мы играем здесь, а не в старом зале.

- С первого матча меня мучает вопрос. Что Ян Ерещенко делает в «Енисее»? Почему он не в составе топ-клуба, который борется за титул в Суперлиге и играет в Лиге чемпионов?

- Так получилось. Есть лимит на легионеров. Топ-клубы предпочитают иностранцев из более сильных команд, чем Украина. В приоритете Франция, Германия, Сербия, Болгария. Хотя Украина хорошо выступила на последнем евро, тех же болгар мы опередили. А до этого нашу сборную всерьёз и не воспринимали. Как я понял, в России смотрят на национальность в первую очередь. Игра за топ-сборную – уже огромный плюс, а личные качества волейболиста идут следом за ней. Хотя это только моё мнение.

- На протяжении нескольких сезонов «Енисей» и не думал о плей-офф, а сейчас Вы уверенно идёте в восьмёрке. За счёт чего?

- Ещё в межсезонье было понятно, что у нас собирается хорошая команда. Плюс «Енисей» возглавляет очень сильный тренер – Александр Климкин. В том, что будем в восьмёрке, я не сомневался. На старте проиграли «Зениту» и «Уралу», но потом всё стало нормально. Та же Уфа в начале сезона была в невероятной форме, а мы вкатывались постепенно. Потом у «Урала» взяли реванш.

- Худшая игра с «Газпромом-Югрой». А лучшая? Может, с новосибирским «Локомотивом», когда Вы разгромили сегодняшнего лидера чемпионата?

- С «Локомотивом», скорее, соперник выглядел очень плохо. Видимо, головой они уже были на новогодних каникулах. Что касается лучшей игры, то отвечу, может быть, банально: она впереди. И я действительно в это верю.

- И всё же, говорит ли та победа над «Локомотивом», что «Енисей» может обыграть любую команду? Или это была единичная сенсация?

- Я уверен, что можно обыграть любого, главное — в это верить. Пока мне кажется, что мы до конца не верим, что можем победить Казань или Питер. Выходим с мыслью побороться, а не победить. Это ни в коем случае не значит, что мы не хотим выиграть, но проблема в том, что у нас мало людей, побывавших в топ-клубах. И уже в голове отложилось, что эти соперники сильнее.

- То есть волейболисты, сейчас выступающие за «Енисей», привыкли проигрывать лидерам?

- Да. Уже было условных 20 игр с ними, а мы выиграли всего несколько партий.

- Неужели такие мысли на площадке в голову лезут?

- Нет, на площадке об этом не думаешь, а вот в подсознании такая мысль сидит.

- Меня поражают Ваши неожиданные решения на площадке, которые совершенно непредсказуемы для соперника. Неочевидные удары зачастую приносят очки «Енисею», это экспромт или на тренировках отрабатывается?

- Всё спонтанно, такое не отработаешь. Если вижу, что могу рискнуть, делаю это.

- Вы с детства так играете?

- Нет. В детстве у нас был тренер, требовавший играть максимально просто по волейбольной науке. Импровизация не приветствовалась. Всё пришло с опытом. Волейбол – это же игра. И зрители идут посмотреть на зрелище. Конечно, я не рискую постоянно, но когда проходит какой-нибудь неожиданный удар – и самому приятно, и болельщикам.

- А главный тренер поддерживает такие инициативы?

- Он нас не зажимает в жёсткие рамки в атаке. Если бы был перебор с креативом, то мне об этом бы сразу сказали. Бывает, что принимаю неправильное решение, тогда извиняюсь перед партнёрами и тренерским штабом.

- Я не вижу у Вас слабых мест в игре. Атака, приём, подача – всё на очень высоком уровне. Есть ли что-то, в чём волейболист Ерещенко плох?

- Раньше считалось, что приём у меня слабоват. Здесь, в «Енисее», мне тренер Юрий Львович Маринин даже рассказал одну историю. Когда меня приглашали, им говорили, что приём страдает, а оказалось, с этим всё нормально. Понятно, что все подачи не принять, ошибки случаются, но они бывают у любого игрока. Я даже не знаю, почему раньше так считалось. Сам не замечаю, что сильно прибавил в приёме, но может, со стороны виднее. Видимо, работал над этим элементом усиленно, что и дало результат. Я, конечно, не скажу, что идеальный приём у меня, но думаю, что неплохой.

- Когда Вы играли в Украине, выигрывали какое-то невероятное количество титулов, а переехав в Россию, остались без трофеев. Тяжело?

- Очень. В России я играл только за одну команду, перед которой стоит задача всегда быть первой – это «Белогорье». В остальных клубах ставили другие цели – быть в пятёрке или в восьмёрке. Для меня это очень странно. В Украине я привык, что есть первое место и все остальные. До сих пор не понимаю, как может быть по-другому. Трудно осознать, почему ставятся такие скромные задачи.

- Таковы реалии, большинство клубов финансируются бюджетами регионов, возможности у лидеров и середняков несравнимы. Для «Енисея», к примеру, выход в плей-офф – уже супердостижение. Последние годы он играл категорически плохо, а сейчас Вы уже в плей-офф.

- Конечно, это здорово, но очень бы хотелось, чтобы мы на этом не успокоились.

- О сборной. Почему Вы не призывались в национальную команду, хотя по игре были одним из лучших украинских волейболистов? В 2017 году была новость, что Ерещенко скоро примет российское гражданство, чтобы не считаться легионером, дескать, в сборную его всё равно не вызывают. Что изменилось?

- Пришёл новый главный тренер Угис Крастиньш. Он вернул меня в команду, а до этого получилось так. Когда ещё играл в Харькове, постоянно был в сборной, но потом посчитали, что я плохо влияю на команду, разлагаю коллектив и прочее. В лицо мне никто такого не говорил, но информация доходила. В общем, вызывать перестали. При этом я совершенно не понимал почему. Никого не разлагал и всегда играл за сборную изо всех сил. Когда Крастиньш возглавил команду, он сразу хотел меня пригласить, но президент федерации был против, потом на его место пришёл другой руководитель, и вопрос решился. Сейчас всё хорошо, чему я очень рад.

- Вернулись Вы вовремя. На Чемпионате Европы Украина произвела фурор. Седьмого места от Вас никто не ожидал.

- Отличный турнир получился. Долгие годы мы были аутсайдерами, теперь многое изменилось. Раньше практически все лучшие волейболисты играли на Украине, но уровень чемпионата падал с каждым годом, и они не прогрессировали. Теперь же все выступают в Европе, получили бесценный опыт, прибавили в уверенности и мастерстве. И когда мы собрались перед ЧЕ, стало понятно, что у нас совсем другая команда. Плюс атмосфера в коллективе была прекрасной.

- То Евро – самая яркая страница в вашей карьере?

- В сборной – да. Всегда буду помнить этот чемпионат Европы. Может, в будущем сыграем лучше. Но эти соревнования были первые для меня, их не забыть.

- Три лучших игрока, с которыми Вы выходили на площадку?

- Первый – Сергей Тетюхин. Это легенда. С ним игралось максимально комфортно. Невероятное мастерство Сергея, его любовь к волейболу делали его одним из лучших на протяжении всей карьеры.

- Легендарность Тетюхина не давила на Вас?

- Когда переходил в «Белогорье», думал об этом. Это же Тетюхин. Его фамилию с придыханием произносят. Но когда познакомились, увидел, что он простой и открытый человек. Молодёжь его по имени-отчеству принялась называть. Он объяснил сразу, что либо Серёга, либо Юрьич, а Сергеем Юрьевичем ещё рано. Второй игрок – Сергей Гранкин. Великолепный связующий, олимпийский чемпион. Он пасовал непривычно для меня, но со временем мы сыгрались. Сейчас он в «Берлине» и выглядит отлично. А третий – Дмитрий Мусэрский. Ещё один олимпийский чемпион. Когда я ещё в Харькове был, считал всех этих волейболистов небожителями, но оказалось, что и Мусэрский совершенно простой парень.

- Друзья в мире волейбола есть настоящие или невозможно дружить, когда конкурируешь?

- Дело даже не в конкуренции, а в том, что ты уходишь в другую команду и постепенно общение сходит на нет. Хотя есть товарищи, с которыми ты можешь не видеться и не общаться продолжительное время, потом встречаетесь, завязывается общение, и будто не расставались.

- Волейбол – лучшая игра с мячом?

- Это прекрасная игра, но не лучшая. Есть много интересных видов спорта. Раньше я практически ничего не смотрел, а сейчас и волейбол, и футбол, и хоккей. Особенно волейбольную Лигу чемпионов. Смотришь, анализируешь, интересно.

- Может быть, готовите уже себя к тренерской карьере?

- Вот уж точно нет. Тренером не собираюсь быть и вообще после завершения карьеры не вижу себя в волейболе, буду проводить время с семьёй и отдыхать.

- Как должен завершиться этот сезон, чтобы Вы были абсолютно довольны?

- Если выиграем любые медали.

- Чересчур смело.

- Не чересчур. Я верю, что мы можем. Надо двигаться поступательно и показать в матчах плей-офф всё, на что способны. Главное – пройти первый круг. А потом уже возможно всё.

- И последнее. Тот же Тетюхин играл фантастически долго и при этом никогда не считался обузой для команды, не выходил затыкать дыры и всегда был одним из лидеров. Вы видит в себе силы играть до 40 лет?

- Конечно, я хочу играть, как можно дольше. И при этом не быть мешком, которого в силу заслуг выпускают на пару розыгрышей. Отбывать номер точно не буду. Когда почувствую, что больше не могу, сразу закончу. Но пока до этого далеко, сил море и всё ещё впереди.

Городские новости

Рейтинг@Mail.ru